Хоккей

«Русских Кубок Стэнли не интересует»: как наши впервые зажгли в НХЛ

"Русских Кубок Стэнли не интересует": как наши впервые зажгли в НХЛ

Корреспондент РИА Новости Спорт

Приехал – увидел – победил в Кубке Стэнли. Так могла начаться карьера первого «легального» игрока из СССР в НХЛ Сергея Пряхина в Северной Америке, если бы его клуб «Калгари Флэймз» дал нападающему чуть больше времени в плей-офф.

Бывший хоккеист «Крыльев Советов» оказался в Канаде за две игры до конца регулярного чемпионата — 1988/89 и дебютировал 31 марта в матче против «Виннипега» (4:1). В плей-офф «огоньки» решили не рисковать, задействовав Пряхина только в одном матче первого раунда с «Ванкувером». Пряхин был с командой, когда она победила «Монреаль» в финале и завоевала Кубок Стэнли, и даже получил чемпионский перстень, но его фамилия не была нанесена на трофей, так как по правилам НХЛ он должен был провести больше игр.

В похожей ситуации спустя год оказался экс-динамовец Анатолий Семенов, который провел два матча за «Эдмонтон Ойлерз» в победном для «нефтяников» плей-офф, а в 1993 году не хватило матчей для титула Олегу Петрову, выступавшему за «Монреаль Канадиенс». И только в 1994 году в России появились обладатели Кубка Стэнли, признанные и клубами, и лигой.

Сезон-1993/94 вообще получился историческим для российского хоккея в НХЛ. Игроки из России были практически в каждой команде, и их брали не ради экзотики, а не ведущие позиции. Блистательный Сергей Федоров всю «регулярку» тащил на себе «Детройт» и отобрал приз самого ценного игрока у самого Уэйна Гретцки, став первым европейцем, получившим «Харт Трофи». Павел Буре настрелял за «Ванкувер» 60 голов и стал лучшим снайпером чемпионата, опередив ни кого-нибудь, а Бретта Халла. Прекрасно играли Сергей Макаров и Игорь Ларионов, которых объединили в одном звене тренеры «Сан-Хосе». «Акулы» из беспросветных аутсайдеров превратились в кубковую команду, которая сенсационно вышла во второй раунд. Высокую результативность показывали Александр Могильный из «Баффало», Андрей Коваленко и Валерий Каменский из «Квебека», Герман Титов из «Калгари», Алексей Жамнов из «Виннипега» и новичок «Оттавы» Алексей Яшин.

А в «Нью-Йорк Рейнджерс» собралась целая русская четверка – Сергей Немчинов, Алексей Ковалев, Сергей Зубов и Александр Карповцев, и именно этим игрокам суждено было стать героями сезона.

Русская четверка в Нью-Йорке

Начнем с Немчинова – он появился в команде с Манхэттена раньше остальных россиян. «Рейнджерс» задрафтовали его еще в 1990-м под далеким 244-м номером, и через год форвард добрался до НХЛ. За плечами игрока был десяток сезонов в чемпионате СССР и несколько поездок на чемпионат мира в сборной Виктора Тихонова, но вряд ли «рейнджеры» ожидали, что Немчинов в свои 27 лет так быстро и успешно адаптируется к новым условиям. Сергей забил 30 голов в первом же сезоне, набирал полсотни очков в двух следующих и стал одним из лидеров нью-йоркской команды, показывая полезную игру и в обороне, и в атаке.

Главный тренер «Рейнджерс» Майк Кинэн отмечал работоспособность Немчинова и его умение выполнять всё, что он требует. Иногда даже чересчур. Стоило Майку сказать, что он ждет от своей команды более жесткой игры, как Немчинов грубо ударил игрока «Флориды» и заработал дисквалификацию на 8 матчей. Но в этом был весь Немчинов. Из умного техничного «центра» он легко мог превратиться в игрока оборонительного плана, который намертво закрывал соперника. Такие хоккеисты особенно ценились в плей-офф, и Сергей не подвел.

"Русских Кубок Стэнли не интересует": как наши впервые зажгли в НХЛ

Сергей Немчинов (слева), Вячеслав Фетисов и Алексей Ковалёв (справа)

Алексей Ковалев стал первой серьезной инвестицией «Рейнджерс» в российских хоккеистов. Он понравился клубу настолько, что на него потратили выбор в стартовом раунде драфта-1991. Прежде никто в НХЛ так не рисковал, но Ковалев доказал, что ньюйоркцы не зря поверили в него, а не, к примеру, в Маркуса Нэслунда или Зигмунда Палффи. В руки Кинэна попал неограненный алмаз, который в самый нужный момент превратился в бриллиант высокой чистоты. Это в «регулярке» Ковалев позволял себе споры с тренером, затяжные смены, удаления за недисциплинированное поведение и дисквалификации, за что неоднократно наказывался тренером. Сам Алексей часто вспоминает историю, когда Кинэн оставил его в матче с «Бостоном» на площадке почти на пять минут, чтобы проучить, а в итоге Ковалев забил гол и заработал на себе два удаления.

Совпадение или нет, но после той выходки Алексей стал играть намного результативнее, забросив 14 шайб в 21 матче «регулярки», а в кубковых встречах он просто расцвел. К примеру, в серии с «Айлендерс» Ковалев забивал в каждой из четырех игр, в самый важный момент финала конференции с «Нью-Джерси Девилз» он забил сам и отдал две результативные передачи, а его гол-красавец в финале Кубка Стэнли даже попал на обложку видеоигры от EA Sports. Ни Федоров, ни Буре, ни Могильный такой чести не удостоились.

А какой сезон выдал Сергей Зубов! Он заиграл в «Рейнджерс» за год до чемпионства, но попал в состав, скорее, из-за травм других защитников, чем за счет собственных качеств. Кинэну россиянин тоже понравился не сразу – тренер ценил более мощных игроков обороны, а Сергей всё же выделялся интеллектом, а не габаритами. Перед Зубовым маячило возвращение в фарм-клуб, который он сравнивал с ссылкой в Сибирь. Но осенью, когда дела у «Рейнджерс» шли не очень, гол защитника помог команде спасти игру с «Монреалем», и с тех пор место Зубова в составе уже не подвергалось сомнениям. Удивительно, но именно он, а не звездные Марк Мессье, Адам Грейвз или тот же Ковалев, стал лучшим бомбардиром «Рейнджерс» в чемпионате, а его 77 результативных передач долгое время оставались рекордом для российских хоккеистов в НХЛ.

"Русских Кубок Стэнли не интересует": как наши впервые зажгли в НХЛ

Сергей Зубов, 1989 год, архивное фото

Для защитника Александра Карповцева тот сезон вообще был дебютным в НХЛ, и еще за месяц до его начала он числился в составе «Квебек Нордикс». «Рейнджерс» выменяли его на малоизвестного Майка Хёрлбата, который в дальнейшем не закрепился в лиге, а Карповцев забил свой первый гол за ньюйоркцев именно в матче с «Квебеком». Впрочем, прославился Александр не голами и передачами, а самоотверженной игрой в защите. Недаром в НХЛ его прозвали «магнитом для шайб». В плей-офф из-за травм он сыграл меньше остальных российских хоккеистов, но оба финальных матча с его участием закончились в пользу «Рейнджерс».

Речь Майка Кинэна

Сам финал с «Ванкувером» получился невероятно зрелищным и драматичным. «Рейнджерс» проиграли первый матч, но взяли три следующих. Пятая встреча проходила на их площадке, и казалось, что спустя 54 года Кубок Стэнли вернется в Нью-Йорк. Но у «Кэнакс» и их лидера Павла Буре было иное мнение на этот счет. Дубль «Русской ракеты» вернул серию в Ванкувер, там канадская команда сравняла счет, и всё решалось в седьмом матче в Нью-Йорке. Сергей Немчинов вспоминал, что перед этой игрой Кинэн вызвал к себе российских хоккеистов и мотивировал их примерно следующими словами: «Вам, русским, интересны только Олимпиада и чемпионат мира, а не Кубок Стэнли».

К 15-й минуте седьмой игры счет был уже 2:0 в пользу «Рейнджерс». Обе шайбы организовали Ковалев и Зубов, и победу «синерубашечники» не упустили, осчастливив Нью-Йорк. Там до сих пор помнят и ценят вклад русских хоккеистов в победу в Кубке Стэнли и встречают их аплодисментами. Жаль, что Александру Карповцеву при этом посвящают еще и минуту молчания. В сентябре 2011 года он погиб вместе с ярославским «Локомотивом» в авиакатастрофе.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»